Народ победил пропаганду

Десятки тысяч граждан на улицах Хабаровска заставили телевизор замолчать. Хабаровск протестует уже больше недели, требуя справедливого суда и свободы для губернатора Сергея Фургала, уважения со стороны Москвы к выбору жителей края.

В субботу 18 июля на улицы города, в котором чуть больше 600 тысяч жителей, вышло около 50 тысяч человек, то есть каждый двенадцатый. Такой мобилизации в России не было со времен перестройки: для Москвы аналогичный уровень протестов означал бы митинг на миллион человек. 

Происходящее в Хабаровске свидетельствует о грубом просчете Кремля в оценке ситуации в стране после «обнуления» 1 июля. Вместо великолепного триумфа, заявленного в Кремле, консолидации граждан вокруг политики властей еще до наступления осени и ближайших выборов в стране растут симпатии к политической оппозиции. Почти 38% жителей края 1 июля голосовали против поправок в Конституцию, и теперь по Хабаровску шагает кандидат «Нет». Проблема властей не только в том, что протесты в крае не стихают, но и в огромном внимании к происходящему со стороны других регионов. Митинги солидарности с хабаровчанами перекидываются во второй дальневосточный мегаполис — Владивосток: с учетом давнего соперничества городов такое еще недавно нельзя было себе представить.

Видео митингов в Хабаровске набирают в YouTube миллионы просмотров и тысячи одобрительных комментариев. Федеральное телевидение при этом продолжает делать вид, что ничего не происходит. В дневном выпуске новостей на Первом канале, который выходил в момент окончания хабаровской акции 18 июля, есть сюжеты об опасностях электросамокатов, о пожаре собора во французском Нанте, об очередных похождениях президента США Трампа. Единственное, что оказалось недостойным внимания пропаганды, — это бунтующие россияне, доведенные до отчаяния политикой властей.

Прежде пропагандисты старались предлагать собственную интерпретацию происходящего, рассказывая, что на антиправительственные митинги никто не пришел, ну разве что маргиналы, шпионы и майдауны. Когда весь город на неделю вышел на улицу, телевидение охватила внезапная немота. Для происходящего просто нельзя придумать какого-то объяснения, которое не противоречило бы официальной версии о триумфальном обнулении. Теперь мы знаем, как закончится затянувшееся на шесть с половиной лет «аналитическое шоу» об Украине:

в студии Владимира Соловьева однажды не окажется ни операторов, ни зрителей — все уйдут на демократический митинг.

Хабаровск опрокидывает не только миф о могуществе и влиятельности российской пропаганды, на которую тратятся бюджетные миллиарды, но и навязанную силовиками ложь о том, что мирная гражданская активность на улицах — это массовые беспорядки. Неделя митингов обошлась без задержаний, вандализма или испорченного имущества. Ни одна витрина в ходе гражданского протеста в Хабаровске не пострадала: можно сказать, что в стране складывается культура ненасильственного протеста, монополию на которую в прежние годы будто бы имела Москва.

Благодаря дальневосточникам мы знаем, что реальным источником «беспорядков» были действия самих силовиков, обрушивающих дубинки на головы и конституционные права участников мирных собраний, рассекающие людей заграждениями, цепями «космонавтов» и спецтехники. Так что «беспорядки» — просто способ запугать людей и заставить их сидеть дома и помалкивать. Хабаровские силовики беспорядков не устраивают, а реально охраняют порядок на акциях, вот и нет никакого «хабаровского дела» и покушений на жизнь полицейских при помощи бумажного стаканчика.

С точки зрения политической науки события в Хабаровске развиваются как классический кризис представительства. Люди остро почувствовали, что их интересы не защищаются никем, и после ареста избранного губернатора надеяться можно только на самих себя. Презрительное молчание государственных медиа, включая местные, только усугубляют это ощущение непредставленности людей во власти. Трудно сказать, почему в Кремле считали, что можно годами игнорировать граждан и собирать из этого работающую политическую машину. Ясно, что эта машина начала ломаться.